Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава

Общие же историки и историки культуры подобны людям, которые, признав неудобство ассигнаций, решили бы заместо бумажки сделать гулкую монету из металла, не имеющего плотности золота. И монета вправду вышла бы гулкая, но только гулкая. Бумажка еще могла накалывать не знающих; а монета гулкая, но не ценная, не может одурачить никого. Так Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава же как золото тогда только золоте, когда оно может быть употреблено не для одной мены, а и для дела, так же и общие историки только тогда будут золотом, когда они будут способен ответить на значимый вопрос истории: что такое власть? Общие историки отвечают на этот вопрос противоречиво а историки Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава культуры совсем отстраняют его, отвечая на что-то совершенно другое. И как жетоны, похожие на золото, могут быть только употребляемы меж собранием людей согласившихся признавать их за золото, и меж теми, которые не знают характеристики золота, так и общие историки и историки культуры, не отвечая на значительные вопросы населения земли Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, для каких-либо собственных целей служат ходячей монетою вузам и массе читателей — охотников до суровых книг, как они это именуют.

IV

Отрешившись от мнения старых на божественное подчинение воли народа одному избранному и на подчинение этой воли божеству, история не в состоянии сделать ни 1-го шага без противоречия, не выбрав Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава 1-го из 2-ух: либо вернуться к прежнему верованию в конкретное роль божества в делах населения земли, либо точно разъяснить значение той силы, производящей исторические действия, которая именуется властью.

Вернуться к первому нереально: верованье разрушено, и поэтому нужно разъяснить значение власти.

Наполеон отдал приказ собрать войска и идти на Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава войну. Представление это до таковой степени нам обычно, до таковой степени мы сжились с этим взором, что вопрос о том, почему 600 тыщ человек идут на войну, когда Наполеон произнес такие-то слова, кажется нам глупым. Он имел власть, и поэтому было исполнено то, что он повелел.

Ответ этот совсем удовлетворителен Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, если мы верим, что власть дана была ему от бога. Но как скоро мы не признаем этого, нужно найти, что такое эта власть 1-го человека над другими.

Власть эта не может быть той конкретной властью физического доминирования сильного существа над слабеньким, доминирования, основанного на приложении либо опасности Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава приложения физической силы, — как власть Геркулеса; она не может быть тоже базирована на доминировании нравственной силы, как то, в простоте духовной, задумываются некие историки, говоря, что исторические деятели сущность герои, другими словами люди, даровитые особой силой души и разума и именуемой гениальностью. Власть эта не может быть базирована на Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава доминировании нравственной силы, ибо, не говоря о людях-героях, как Наполеоны, о нравственных плюсах которых представления очень разноречивы, история указывает нам, что ни Людовики XI-е, ни Меттернихи, управлявшие миллионами людей, не имели никаких особых параметров силы духовной, а, напротив, были по большей части нравственно слабее каждого из миллионов Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава людей, которыми они управляли.

Если источник власти лежит не в физических и не в нравственных свойствах лица, ею владеющего, то разумеется, что источник этой власти должен находиться вне лица — в тех отношениях к массам, в каких находится лицо, владеющее властью.

Так точно и осознает власть наука о праве, та разменная Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава касса истории, обещающая разменять историческое осознание власти на незапятнанное золото.

Власть есть совокупа воль масс, перенесенная выраженным либо неразговорчивым согласием на избранных массами правителей.

В области науки права, составленной из рассуждений о том, вроде бы было надо устроить правительство и власть, если б можно было все это Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава устроить, все это очень ясно, но в приложении к истории это определение власти просит объяснений.

Наука права рассматривает правительство и власть, как древнейшие рассматривали огнь, — как что-то полностью имеющееся. Для истории же правительство и власть сущность только явления, точь-в-точь как для физики нашего времени огнь есть не Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава стихия, а явление.

От этого-то основного различия мнения истории и науки права происходит то, что наука права может поведать тщательно о том, как, по ее воззрению, нужно бы устроить власть и что такое есть власть, бездвижно существующая вне времени; но на вопросы исторические о значении видоизменяющейся во Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава времени власти она не может ответить ничего.

Если власть есть перенесенная на правителя совокупа воль, то Пугачев есть ли представитель воль масс? Если не есть, то почему Наполеон I есть представитель?

Почему Наполеон III, когда его изловили в Булони*, был правонарушитель, а позже были правонарушители те, которых он изловил?

При дворцовых революциях Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, в каких участвуют время от времени два-три человека, переносится ли тоже воля масс на новое лицо? При интернациональных отношениях переносился ли воля масс народа на собственного завоевателя? В 1808-м году воля Рейнского Союза была ли перенесена на Наполеона?* Воля массы российского народа была ли перенесена на Наполеона Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава во время 1809 года, когда наши войска в союзе с французами шли вести войну против Австрии?

На эти вопросы можно отвечать трояко:

Либо 1) признать, что воля масс всегда непременно передается тому либо тем правителям, которых они выбрали, и что потому всякое появление новейшей власти, всякая борьба против раз переданной Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава власти должна быть рассматриваема только как нарушение истинной власти.

Либо 2) признать, что воля масс переносится на правителей условно под определенными и известными критериями, и показать, что все стеснения, столкновения и даже ликвидирования власти происходят от несоблюдения правителями тех критерий, под которыми им передана власть.

Либо 3) признать, что воля масс переносится на Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава правителей условно, но под критериями неведомыми, неопределенными, и что появление многих властей, борьба их и падение происходят только от большего либо наименьшего выполнения правителями тех неведомых критерий, на которых переносятся воли масс с одних лиц на другие.

Так трояко и разъясняют историки дела масс к правителям.

Одни историки, не Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава понимая, в простоте духовной, вопроса о значении власти, те же личные и биографические историки, о которых было говорено выше, признают будто бы то, что совокупа воль масс переносится на исторические лица непременно, и поэтому, описывая какую-нибудь одну власть, эти историки подразумевают, что именно эта власть есть одна Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава абсолютная и реальная, а что всякая другая сила, противодействующая этой истинной власти, есть не власть, а нарушение власти — насилие.

Теория их, пригодная для первобытных и мирных периодов истории, в приложении к сложным и бурным периодам жизни народов, во время которых появляются сразу и борются меж собой разные Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава власти, имеет то неудобство, что историк-легитимист будет обосновывать, что Конвент*, Директория и Бонапарт были только нарушения власти, а республиканец и бонапартист будут обосновывать: один, что Конвент, а другой, что Империя была истинной властью, а что все другое было нарушение власти. Разумеется, что таким макаром, взаимно опровергая друг дружку Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, разъяснения власти этих историков могут годиться только для малышей в самом нежном возрасте.

Признавая ложность этого взора на историю, другой род историков гласит, что власть базирована на условной передаче правителям совокупы воль масс и что исторические лица имеют власть только под критериями выполнения той программки, которую неразговорчивым согласием предписала им воля Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава народа. Но в чем состоят эти условия, историки эти не молвят нам, либо если и молвят, то повсевременно противоречат один другому.

Каждому историку, глядя по его взору на то, что составляет цель движения народа, представляются эти условия в величии, богатстве, свободе, просвещении людей Франции либо другого страны. Но не Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава говоря уже о противоречии историков о том, какие эти условия, допустив даже, что существует одна общая всем программка этих критерий, мы найдем, что исторические факты практически всегда противоречат этой теории. Если условия, под которыми передается власть, состоят в богатстве, свободе, просвещении народа, то почему Людовики XIV-е и Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава Иоанны IV-e расслабленно доживают свои царствования, а Людовики XVI-e и Карлы 1-е казнятся народами? На этот вопрос историки эти отвечают тем, что деятельность Людовика XIV-го, неприятная программке, отразилась на Людовике XVI-м. Но почему же она не отразилась на Людовике XIV и XV, почему конкретно она Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава должна была отразиться на Людовике XVI? И какой срок этого отражения? На эти вопросы нет и не может быть ответов. Так же не много разъясняется при всем этом мнении причина того, что совокупа воль несколько веков не переносится с собственных правителей и их наследников, а позже вдруг, в продолжение пятидесяти лет Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, переносится на Конвент, на Директорию, на Наполеона, на Александра, Людовика XVIII, снова на Наполеона, на Карла X, на Людовика-Филиппа, на республиканское правительство, на Наполеона III. При разъяснении этих стремительно совершающихся перенесений воль с 1-го лица на другое и в особенности при интернациональных отношениях, завоеваниях и союзах историки эти Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава невольно должны признать, что часть этих явлений уже не сущность правильные перенесения воль, а случайности зависящие то от хитрости, то от ошибки, либо коварства, либо беспомощности дипломата, либо монарха, либо управляющего партии. Так что большая часть явлений истории — междоусобия, революции, завоевания — представляются этими историками уже не произведениями перенесения свободных Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава воль, а произведением неверно направленной воли 1-го либо нескольких людей, другими словами снова нарушениями власти. И поэтому исторические действия и этого рода историками представляются отступлениями от теории.

Историки эти подобны тому ботанику, который, приметив, что некие растения выходят из семени в 2-ух долях-листиках, настаивал бы на Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава том, что все, что вырастает, вырастает только раздвояясь на два листика; и что пальма, и гриб, и даже дуб, разветвляясь в собственном полном росте и не имея более подобия 2-ух листиков, отступают от теории.

Третьи историки признают, что воля масс переносится на исторические лица условно, но что условия эти нам неопознаны Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава. Они молвят, что исторические лица имеют власть только поэтому, что они исполняют перенесенную на их волю масс.

Но в таком случае, если сила, двигающая народами, лежит не в исторических лицах, а в самих народах, то в чем все-таки состоит значение этих исторических лиц?

Исторические лица, молвят эти историки Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, выражают собою волю масс; деятельность исторических лиц служит представительницею деятельности масс.

Но в таком случае является вопрос, вся ли деятельность исторических лиц служит выражением воли масс либо только популярная сторона ее? Если вся деятельность исторических лиц служит выражением воли масс, как то и задумываются некие, то биографии Наполеонов Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, Екатерин, со всеми подробностями придворной сплетни, служат выражением жизни народов, что есть тривиальная абракадабра; если же только одна сторона деятельности исторического лица служит выражением жизни народов, как то и задумываются другие надуманно философы-историки, то для того, чтоб найти, какая сторона деятельности исторического лица выражает жизнь народа, необходимо Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава знать до этого, в чем состоит жизнь народа.

Встречаясь с этим затруднением, историки этого рода выдумывают самое неясное, неосязаемое и общее отвлечение, под которое может быть подвести наибольшее число событий, и молвят, что в этом отвлечении состоит цель движения населения земли. Самые простые, принимаемые практически всеми историками общие отвлечения Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава сущность: свобода, равенство, просвещение, прогресс, цивилизация, культура. Поставив за цель движения населения земли какое-нибудь отвлечение, историки изучают людей, оставивших по для себя наибольшее число памятников, — царей, министров, полководцев, сочинителей, реформаторов, пап, журналистов, — по мере того как все эти лица, по их воззрению, способствовали либо противодействовали известному отвлечению. Но Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава потому что ничем не подтверждено, чтоб цель населения земли состояла в свободе, равенстве, просвещении либо цивилизации, и потому что связь масс с правителями и просветителями населения земли базирована лишь на случайном предположении, что совокупа воль масс всегда переносится на те лица, которые нам приметны, то и деятельность миллионов людей, переселяющихся, сжигающих Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава дома, бросающих земледелие, истребляющих друг дружку, никогда не выражается в описании деятельности 10-ка лиц, не сжигающих домов, не занимающихся земледелием, не убивающих для себя схожих.

История на каждом шагу обосновывает это. Брожение народов запада в конце прошедшего века и рвение их на восток разъясняется ли деятельностью Людовиков Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава XIV-го, XV-го и XVI-ro, их любовниц, министров, жизнью Наполеона, Руссо, Дидерота, Бомарше* и других?

Движение российского народа на восток, в Казань и Сибирь, выражается ли в подробностях хворого нрава Иоанна IV-го и его переписки с Курбским?*

Движение народов во время крестовых походов разъясняется ли исследованием Готфридов Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава* и Людовиков и их дам? Для нас осталось непонятным движение народов с запада на восток, без всякой цели, без предводительства, с массой бродяг, с Петром Пустынником.* И еще больше осталось неясно прекращение этого движения тогда, когда ясно поставлена была историческими деятелями разумная, святая цель походов — освобождение Иерусалима. Папы Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, повелители и рыцари вдохновляли люд к освобождению святой земли; но люд не шел, так как та неведомая причина, которая вдохновляла его до этого к движению, более не была. История Готфридов и миннезенгеров*, разумеется, не может вместить в себя жизнь народов. И история Готфридов и миннезенгеров осталась историей Готфридов и миннезенгеров Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, а история жизни народов и их побуждений осталась неведомой.

Еще наименее растолкует нам жизнь народов история писателей и реформаторов.

История культуры растолкует нам побуждения, условия жизни и мысли писателя либо реформатора. Мы узнаем, что Лютер имел запальчивый нрав и гласил такие-то речи узнаем, что Руссо был недоверчив Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава и писал такие-то книги; но не узнаем мы, отчего после реформации резались народы и отчего во время французской революции казнили друг дружку.

Если соединить обе эти истории вкупе, как то и делают новые историки, то это будут истории монархов и писателей, а не история жизни народов.

V

Жизнь народов не вмещается Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава в жизнь нескольких людей, ибо связь меж этими несколькими людьми и народами не найдена. Теория о том, что связь эта базирована на перенесении совокупы воль на исторические лица, есть догадка, не подтверждаемая опытом истории.

Теория о перенесении совокупы воль масс на исторические лица, может быть, очень много Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава разъясняет в области науки права и, может быть, нужна для собственных целей; но в приложении к истории, как начинается революции, завоевания, междоусобия, как начинается история, — теория эта ничего не разъясняет.

Теория эта кажется неоспоримой конкретно поэтому, что акт перенесения воль народа не может быть проверен, потому что он никогда не существовал Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава.

Какое бы ни совершилось событие, кто бы ни стал во главе действия, теория всегда может сказать, что такое в лицо стало во главе действия, так как совокупа воль была перенесена на него.

Ответы, даваемые этой теорией на исторические вопросы, подобны ответам человека, который, смотря на двигающееся стадо и не Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава принимая во внимание ни различной доброты пастбища в различных местах поля, ни погони пастуха, судил бы о причинах того либо другого направления стада по тому, какое животное идет впереди стада.

«Стадо идет по этому направлению поэтому, что впереди идущее животное ведет его, и совокупа воль всех Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава других животных перенесена на этого правителя стада». Так отвечает 1-ый разряд историков, признающих бесспорную передачу власти.

«Ежели животные, идущие во главе стада, переменяются, то это происходит оттого, что совокупа воль всех животных переносится с 1-го правителя на другого, глядя по тому, ведет ли это животное по тому направлению, которое выбрало все Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава стадо». Так отвечают историки, признающие, что совокупа воль масс переносится на правителей под критериями, которые они считают известными. (При таком приеме наблюдения очень нередко бывает, что наблюдающий, соображаясь с избранным им направлением, считает вожаками тех, которые по случаю перемены направления масс не сущность уже передовые, а боковые, а время Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава от времени задние.)

«Если беспрестанно переменяются стоящие во главе животные и беспрестанно переменяются направления всего стада, то это происходит оттого, что для заслуги того направления, которое нам понятно, животные передают свои воли тем животным, которые нам приметны, и для того, чтоб учить движение стада, нужно следить всех приметных нам Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава животных, идущих со всех боков стада». Так молвят историки третьего разряда, признающие выражениями собственного времени все исторические лица, от монархов до журналистов.

Теория перенесения воль масс на исторические лица есть только перифраза — только выражение другими словами слов вопроса.

Какая причина исторических событий? — Власть. Что есть власть? — Власть есть совокупа Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава воль, перенесенных на одно лицо. При каких критериях переносятся воли масс на одно лицо? — При критериях выражения лицом воли всех людей. Другими словами власть есть власть. Другими словами власть есть слово, значение которого нам неясно.

Если б область людского познания ограничивалась одним отвлеченным мышлением, то, подвергнув критике то Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава разъяснение власти, которое дает наука, население земли пришло бы к заключению, что власть есть только слово и в реальности не существует. Но для познавания явлений, не считая отвлеченного мышления, человек имеет орудие опыта, на котором он поверяет результаты мышления. И опыт гласит, что власть не есть слово, но вправду имеющееся явление Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава.

Не говоря о том, что без понятия власти не может обойтись ни одно описание совокупной деятельности людей, существование власти доказывается как историею, так и наблюдением современных событий.

Всегда, когда совершается событие, является человек, либо люди, по воле которых событие представляется совершившимся. Наполеон III предписывает, и французы идут в Мексику Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава.* Прусский повелитель и Бисмарк предписывают, и войска идут в Богемию.* Наполеон I приказывает, и войска идут в Россию. Александр I приказывает, и французы покоряются Бурбонам. Опыт указывает нам, что какое бы ни совершилось событие, оно всегда связано с волею 1-го либо нескольких людей, которые его отдали Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава приказ.

Историки, по старенькой привычке признания божественного роли в делах населения земли, желают созидать причину действия в выражении воли лица, облеченного властью; но заключение это не подтверждается ни рассуждением, ни опытом.

С одной стороны, рассуждение указывает, что выражение воли человека — его слова — сущность только часть общей деятельности, выражающейся в событии Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, как, к примеру, в войне либо революции; и поэтому, без признания непонятной, сверхъестественной силы — чуда, нельзя допустить, чтоб слова были бы конкретной предпосылкой движения миллионов; с другой стороны, если даже допустить, что слова могут быть предпосылкой действия, то история указывает, что выражения воли исторических: лиц в большей части случаев не создают Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава никакого деяния, другими словами что приказания их нередко не только лишь не исполняются, но что время от времени происходит даже совсем оборотное тому, что ими приказано.

Не допуская божественного роли в делах населения земли, мы не можем принимать власть за причину событий.

Власть, исходя из убеждений опыта, есть только Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава зависимость, существующая меж выражением воли лица и исполнением этой воли другими людьми.

Для того чтоб разъяснить для себя условия этой зависимости, мы должны вернуть сначала понятие выражения воли, относя его к человеку, а не к божеству.

Нежели божество дает приказание, выражает свою волю, как то нам указывает история Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава старых, то выражение этой воли не находится в зависимости от времени и ничем не вызвано, потому что божество ничем не связано с событием. Но, говоря о приказаниях — выражении воли людей, действующих во времени и связанных меж собой, мы, для того чтоб разъяснить для себя связь приказаний с событиями, должны вернуть Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава: 1) условие всего совершающеюся: непрерывность движения во времени как событий, так и приказывающего лица, и 2) условие нужной связи, в какой находится приказывающее лицо к тем людям, которые исполняют его приказание.

VI

Только выражение воли божества, не зависящее от времени, может относиться к целому ряду событий, имеющему совершиться через пару лет либо Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава веков, и только божество, ничем не вызванное, по одной собственной воле может найти направление движения населения земли; человек же действует во времени и сам участвует в событии.

Восстановляя 1-ое упущенное условие — условие времени, мы увидим, что ни одно приказание не может быть исполнено без того, чтоб не Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава было предшествовавшего приказания, делающего вероятным выполнение последнего.

Никогда ни одно приказание не возникает самопроизвольно и не содержит в себе целого ряда событий, но каждое приказание вытекает из другого и никогда не относится к целому ряду событий, а всегда только к одному моменту действия.

Когда мы говорим, к примеру, что Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава Наполеон отдал приказ войскам идти на войну, мы соединяем в одно сразу выраженное приказание ряд поочередных приказаний, зависевших друг от друга Наполеон не мог приказать поход на Россию и никогда не приказывал его. Он отдал приказ сегодня написать такие-то бумаги в Вену, в Берлин и в Петербург; завтра — такие Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава-то декреты и приказы по армии, флоту и интендантству и т. д., и т. д., — миллионы приказаний, из которых составился ряд приказаний, соответственных ряду событий, приведших французские войска в Россию.

Если Наполеон во все свое царствование дает приказания об экспедиции в Великобританию*, ни на одно из собственных компаний Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава не растрачивает столько усилие в времени и невзирая на то, во все свое царствование даже никогда не пробует исполнить собственного намерения, а делает экспедицию в Россию, с которой он, по не один раз высказываемому убеждению, считает прибыльным быть в союзе, то это происходит оттого, что 1-ые приказания не соответствовали, а 2-ые Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава соответствовали ряду событий.

Для того чтоб приказание было наверняка исполнено, нужно, чтоб человек выразил такое приказание, которое могло бы быть исполнено. Знать же то, что может и что не может быть исполнено, нереально не только лишь для наполеоновского похода на Россию, где учавствуют миллионы, да и для Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава самого легкого действия, ибо для выполнения того и другого всегда могут повстречаться миллионы препятствий. Всякое исполненное приказание есть всегда одно из множества неисполненных. Все неосуществимые приказания не связываются с событием и не бывают исполнены. Только те, которые вероятны, связываются в поочередные ряды приказаний, надлежащие рядам событий, и бывают Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава исполнены.

Неверное представление наше о том, что предыдущее событию приказание есть причина действия, происходит оттого, что когда событие совершилось и те одни из тыщи приказаний, которые связались с событиями, исполнились, то мы забываем о тех, которые не были, так как не были бы исполнены. Не считая того, главный источник заблуждения нашего в Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава этом смысле происходит оттого, что в историческом изложении целый ряд бессчетных, различных, мелких событий, как, к примеру, все то, что привело войска французские в Россию, обобщается в одно событие по тому результату, который произвел этот ряд событий, и соответственно этому обобщению обобщается и весь ряд приказаний Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава в одно выражение воли.

Мы говорим: Наполеон возжелал и сделал поход на Россию. В реальности же мы никогда не найдем во всей деятельности Наполеона ничего подобного выражению этой воли, а увидим ряды приказаний либо выражений его воли, самым различным и неопределенным образом направленных. Из бессчетного ряда неисполненных наполеоновских приказаний Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава составился ряд исполненных приказаний для похода 12-го года не поэтому, чтоб приказания эти чем-нибудь отличались от других, неисполненных приказаний, а поэтому, что ряд этих приказаний сознал с рядом событий, приведших французские войска в Россию; точно так же, как в трафарете нарисуется такая либо другая фигура не поэтому, в какую сторону Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава и как мазать по нем красками, а поэтому, что по фигуре, вырезанной в трафарете, во все стороны, было мазано краской.

Так что, рассматривая во времени отношение приказаний к событиям, мы найдем, что приказание ни в одном случае не может быть предпосылкой событий, а что меж тем и другим Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава существует популярная определенная зависимость.

Для того чтоб осознать, в чем состоит эта зависимость, нужно вернуть другое упущенное условие всякого приказания, исходящего не от божества, а от человека, и состоящее в том, что сам приказывающий человек участвует в событии.

Это-то отношение прикалывающего к тем, кому он приказывает, и есть конкретно то Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава, что именуется властью. Отношение это состоит в последующем:

Для общей деятельности люди складываются всегда в известные соединения, в каких, невзирая на различие цели, поставленной для совокупного деяния, отношение меж людьми, участвующими в действии, всегда бывает однообразное.

Складываясь в эти соединения, люди всегда становятся меж собой в такое отношение, что Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава наибольшее количество людей принимают наибольшее прямое роль и меньшее количество людей — меньшее прямое роль в том совокупном действии, для которого они складываются.

Из всех тех соединений, в которые складываются люди для совершения совокупных действий, одно из самых резких и определенных есть войско.

Всякое войско составляется из низших Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава по военному званию членов: рядовых, которых всегда самое огромное количество; из последующих по военному званию более высших чинов — капралов, унтер-офицеров, которых число меньше первого; еще высших, число которых еще меньше, и т. д. до высшей военной власти, которая сосредоточивается в одном лице.

Военное устройство может быть однозначно выражено Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава фигурой конуса, в каком основание с наибольшим поперечником будут составлять рядовые; высшее наименьшее основание, — высшие чины армии и т. д. до верхушки конуса, точку которой будет составлять военачальник.

Бойцы, которых наибольшее число, составляют низшие точки конуса и его основание. Боец сам конкретно колет, разрезает, жжет, грабит и всегда на Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава эти деяния получает приказание от вышестоящих лиц; сам же никогда не приказывает. Унтер-офицер (число унтер-офицеров уже меньше) пореже совершает самое действие, чем боец; но уже приказывает. Офицер еще пореже совершает самое действие и еще почаще приказывает. Генерал уже только приказывает идти войскам, указывая цель, и практически Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава никогда не употребляет орудия. Военачальник уже никогда не может принимать прямого роли в самом действии и только делает общие распоряжения о движении масс. То же отношение лиц меж собою обозначается во всяком соединении людей для общей деятельности, — в земледелии, торговле и во всяком управлении.

Итак, не разделяя искусственно всех сливающихся точек Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава конуса и чинов армии, либо званий и положений какого бы то ни было управления, либо общего дела, от низших до высших, обозначается закон, по которому люди для совершения совокупных действий слагаются всегда меж собой в таком отношении, что, чем непосредственнее люди участвуют в совершении деяния, тем наименее они Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава могут приказывать и тем их большее число; и что, чем меньше то прямое роль, которое люди принимают в самом действии, тем они больше приказывают и тем число их меньше; пока не дойдем таким макаром, восходя от низших слоев, до 1-го последнего человека, принимающего меньшее прямое роль в событии Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава и поболее всех направляющего свою деятельность на приказывание.

Это-то отношение лиц приказывающих к тем, которым они приказывают, и составляет суть понятия, именуемого властью.

Восстановив условия времени, при которых совершаются все действия, мы отыскали, что приказание исполняется только тогда, когда оно относится к соответственному ряду событий. Восстановляя же нужное условие связи меж Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава приказывающим и исполняющим, мы отыскали, что по самому свойству собственному приказывающие принимают меньшее роль в самом событии и что деятельность их только ориентирована на приказывание.

VII

Когда совершается какое-нибудь событие, люди выражают свои представления, желания о событии, и потому что событие вытекает из совокупного деяния многих Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава людей, то одно из выраженных воззрений либо желаний обязательно исполняется хотя примерно. Когда одно из выраженных воззрений исполнено, мировоззрение это связывается с событием, как предшествовавшее ему приказание.

Люди тащат бревно. Каждый высказывает свое мировоззрение о том, как и куда тащить. Люди вытаскивают бревно, и оказывается, что это изготовлено так, как Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава произнес какой-то из них. Он отдал приказ. Вот приказание и власть в собственном первобытном виде.

Тот, кто больше работал руками, мог меньше обдумывать то, что он делал, и соображать то, что может выйти из общей деятельности, и приказывать. Тот, кто больше приказывал, вследствие собственной деятельности словами, разумеется, мог Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава меньше действовать руками. При большем сборище людей, направляющих деятельность на одну цель, еще резче отделяется разряд людей, которые тем наименее принимают прямое роль в общей деятельности, чем более деятельность их ориентирована на приказывание.

Человек, когда он действует один, всегда носит сам внутри себя узнаваемый ряд суждений, управляющих, как ему Несколько слов по поводу книги «Война и мир» 22 глава кажется, его прошедшей деятельностью, служащих для него оправданием его истинной деятельности и руководящих его в предположении о будущих его поступках.


nesklonyaemie-imena-prilagatelnie.html
nesklonyaemie-sushestvitelnie-zaimstvovannie-iz-razlichnih-yazikov-nesklonyaemie-sushestvitelnie-v-sovremennom-russkom.html
neskolko-azbuchnih-istin-ob-ispolzovanii-zhestov.html